Zagorod50.ru

Загород №50
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Группа анонимных наркоманов кирпичи

Подняться на «Вершине»

В Мордовии действует реабилитационный центр, который избавляет людей от наркотической и алкогольной зависимости

Они не загадывают на будущее. Живут здесь и сейчас. Совсем недавно их жизнь делилась на «дозы». Сейчас в ней появилась надежда. Все они — ​реабилитанты регионального некоммерческого центра «Вершина-Саранск». 34 человека в возрасте от 18 до 54 лет, которые нашли в себе силы бороться со смертельной зависимостью. Впереди у них — долгожданный свет в конце тоннеля, к которому они медленно, но идут… О судьбах и лечении наркозависимых — в репортаже АЛЕКСАНДРЫ МАКЕЕВОЙ и ЕЛЕНЫ СОКОЛОВОЙ.

Село Чеберчино Дубенского района. Даже в серых мартовских буднях здесь временами проглядывает солнце. На улицах тихо и пустынно. Центр некогда крупного села постепенно обрастает стройными березками. Здесь находится здание бывшей республиканской больницы восстановительного лечения, которая когда-то славилась квалифицированными врачами. Сейчас в нем расположился реабилитационный центр «Вершина-Саранск», учрежденный некоммерческим фондом «Здоровая Страна». Полгода назад сюда заехала первая группа…

«Консультанты»

У входа журналистов встречают консультанты. Когда-то они сами были зависимыми, но благодаря специальной 12-шаговой программе сумели отказаться от наркотиков. «Зажмурьте глаза и посмотрите на свет», — ​командуют они корреспондентам. На удивленные вопросы поясняют: с помощью такого способа они определяют, является ли гость «потребителем». Таким сюда вход заказан. Также в этих стенах запрещено произносить слова «алкоголь» и «наркотики» — все то, что может пробудить в «резидентах» тягу к прошлой жизни… Судьбы четверых консультантов похожи одна на другую. Все они имели наркозависимость и проблемы с законом, потеряли взаимопонимание с близкими, работу и смысл жизни. К программе избавления от «зелья» каждый пришел без особой веры, но…

Ринат подсел на наркотики еще в школе. Не смог отказаться от сигареты с марихуаной, предложенной другом. Плотно употреблять начал на первых курсах экономического факультета. Перепробовал все: от героина до синтетических солей, несколько раз был за гранью, получил судимость за разбойное нападение. Чтобы найти деньги на наркотики, продавал бытовую технику из дома, воровал монетки из копилки племянницы. К 28 годам парень уже считал большой удачей, если его возьмут разнорабочим на стройку. Самооценка упала до нуля. «Если к родителям приходил кто-то в гости, то я прятался от стыда, — ​признается Ринат. — Мне казалось, что все знают, что я наркоман. Видят меня насквозь. Таким в чужих глазах мне представать не хотелось…» Его руки покрывают шрамы после нескольких попыток вскрыть вены. Несколько раз парень лечился в наркологических клиниках и проходил реабилитацию за пределами Мордовии. Эффекта хватало на один день. В 2011 году сосед по палате рассказал Ринату о реабилитационном центре в Санкт-Петербурге, где люди избавляются от наркологической зависимости. Парень сначала пропустил слова мимо ушей, но после очередного передоза вспомнил название организации. Самостоятельно поехал в северную столицу. Поначалу было невыносимо трудно соблюдать режим и следовать рекомендациям специалистов. Но в конце концов Ринат стал другим человеком. С удивлением заметил, что светит солнце, поют птицы, а прохожие — ​не наркозависимые, а обычные люди. Молодой человек понял, что хочет бороться до конца. Вернувшись в Саранск, стал посещать группу анонимных наркоманов в Республиканском наркологическом центре на улице Лесной. Начал помогать другим справиться с болезнью: ​консультировал, вел занятия. Четыре года прожил без наркотиков… Когда создавался реабилитационный центр «Вершина-Саранск», Ринат принял решение стать его консультантом. «Я испытываю огромное удовольствие от жизни, — ​говорит парень. — ​Я никогда ничего не решал сам, за меня всегда кто-то это делал. Меня содержали родители, а я лишь говорил: «Дай еще! Еще!». Сейчас появились обязательства. Есть работа и жена. Отношения с родителями и близкими поменялись кардинально! Я выздоровел, и вместе со мной выздоровели они…».

Руководитель некоммерческого фонда «Здоровая Страна» Вадим Самылин.

Важную роль в создании негосударственного реабилитационного центра, как ни странно, сыграло правоохранительное ведомство. Именно сотрудники наркополиции первыми в республике заговорили о необходимости длительной социальной реабилитации потребителей «зелья» вне стен медучреждений. «На мой взгляд, реабилитация наркозависимых намного действеннее, чем их помещение в пенитенциарную систему — говорит начальник отдела профилактики, реабилитации и ресоциализации наркопотребителей регионального УФСКН Сергей Тараканов. — Ведь по статистике 85% наркопреступников в колониях являются наркозависимыми. Они отбывают наказание за хранение 1-2 доз. Возможно, временное заключение их и исправит, но это маловероятно. На мой взгляд, в таких случаях нужно предоставить человеку возможность пройти реабилитацию на свободе. Ведь на осужденных тратятся огромные денежные суммы, которые действеннее направить на реабилитацию больных. Только в России в год на одного отбывающего наказание расходуют примерно около полумиллиона рублей…». «От задумки открыть центр в Мордовии до его появления прошло более года, — ​продолжает руководитель некоммерческого фонда «Здоровая Страна» Вадим Самылин. — ​Я видел, как эта идея успешно реализуется во многих регионах, и решил принять участие в подобном проекте у нас». Чтобы отремонтировать чеберчинскую больницу, пришлось взять в кредит миллион рублей. Была полностью заменена система отопления, закуплено оборудование, постельные принадлежности. В октябре центр встретил первых подопечных…

В комнатах живут по два человека. Постели аккуратно застелены, на тумбочках лежат тетрадки, в которых участники программы прописывают свои шаги на пути к выздоровлению. «Новичку дается три дня, чтобы осмотреться и прийти в себя, — ​объясняет Ринат. — Затем он получает первое задание: написать о цели пребывания в центре. У некоторых это вызывает затруднения. Самые важные мероприятия: утренние собрания и заседания малых групп. Нужно выполнять задания: рассказывать случаи из своей жизни на заданные темы. Например, о том, как воровал у мамы деньги на наркотики, как их употребляли, как достигали «дна». Человек заново проживает ситуацию и делится эмоциями с окружающими. Ведь с таким грузом на душе жить невыносимо. Проговаривая эти моменты, он словно исповедуется. Недавно в малой группе паренек доказывал, что алкоголь повышает аппетит, поэтому он пьет. Но это иллюзия, и мы сказали ему об этом. У нас есть доска, на которой участники записывают промахи товарищей. Например, если кто-то заметил, что другой ругается матом, то внесет его имя в список. Так человек отказывается от стереотипов. Мы учимся жить по-новому. А ругаться матом — значит поступать по-старому. Многие после реабилитации существенно меняются. Сегодня к одному реабилитанту приезжали родители. Пообщавшись, сказали, что сын стал абсолютно другим. А ведь первое время он был проблемным — проявлял «гордость», не признавал свою болезнь…». Этот парень станет третьим резидентом, завершившим программу реабилитации. Двое предшественников уже трудоустроены в саранский строительный магазин, где изготавливают рекламу для баннеров. Постепенно подыскивается работа и для следующих «выпускников». Многие из них уже сейчас хотят работать консультантами…

Резиденты

Каждый день участников программы расписан по минутам. Подъем в 8.00. Работа над собой ведется ежедневно. Здесь нет Интернета, телевизора и сотовой связи. Главное — научиться жить заново: строить отношения, общаться, разобраться в себе. У каждого своя должность: «гладильщик», «чтец», «репортер», «парковщик». Каждые две недели резиденты меняются обязанностями. Сами готовят себе еду, выращивают рассаду для овощей… В общем, делают все то, что разучились делать в обычной жизни. В подвальном помещении устроена молитвенная комната. Частенько в центр приезжает православный священник из райцентра, чтобы исповедовать и причастить верующих. В соседнем помещении оборудуется спортзал. Снаряды для него предоставил спортклуб «Вымпел». Рядом находится сауна, которую подопечные посещают раз в неделю…
19-летний Рамиль с детства был предоставлен сам себе. Отец злоупотреблял алкоголем, мать торговала на рынке. Несмотря на это, мальчишка увлекался спортом, играл в футбол, посещал секцию бокса. Мечтал выучиться на юриста, чтобы работать в правоохранительных органах… «Алкоголь я попробовал еще малышом на семейном застолье, — ​вспоминает парень. — ​Было интересно, за что его так любят взрослые. Будучи девятиклассником, поехал на каникулы в деревню, где старшие ребята предложили покурить спайс. Я попробовал и… чуть не умер! Повторить ощущения было страшно, но я опять закурил. Подумал, что могу бросить в любой момент…». Затем Рамиль перешел на гашиш. За лето плотно пристрастился к «зелью», но до конца этого не понимал. Со временем сам стал доставать наркотики. Они быстро изменили привычное окружение. Среди его приятелей просто не осталось здоровых людей. «Мама узнала, что я принимаю наркотики, когда меня домой привела подруга, сам дойти не мог, — ​вспоминает Рамиль. — ​Так много употребил, что ноги отказались слушаться, разум помутнел. Не понимал, кто я и что со мной… Мама спросила: «Ты колешься?». Я толком ответить не смог!». Вскоре молодой человек перестал стесняться родителей. Так продолжалось более трех лет. За это время он получил две судимости: за разбойное нападение и хранение наркотиков. С мечтой о карьере юриста пришлось расстаться… «Первый раз в наркологию меня привезли насильно, — ​рассказывает Рамиль. — ​В отделение вошел с дозой в кармане! После двух недель лечения родственники забрали меня домой. Через пару дней я снова обкурился…». Родители пытались лечить сына в пензенском реабилитационном центре. Там его терпения хватило всего на пару недель. Тем временем в Мордовии открылось аналогичное учреждение. «По дороге сюда я кричал, пытался выпрыгнуть из машины, — ​вспоминает Рамиль. — ​Думал, что убью родителей. Я отрицал свою болезнь. Первое время было очень тяжело. Сложно отказаться от дозы и соблюдать дисциплину. Но через два месяца начал привыкать. Осознал свою болезнь, научился говорить о ней, справляться с эмоциями, отличать главное от второстепенного в жизни. Я нахожусь здесь пятый месяц. Сегодня впервые за это время увидел маму. Она меня не узнала! Заплакала… Сказала, что я сильно изменился… Сейчас говорю «огромное спасибо» родителям за то, что привезли меня сюда. Пусть насильно, иначе я бы не согласился, ведь наркомания — ​это болезнь. По степени тяжести ее можно сравнить с онкологией. Различие только в том, что наркоман не хочет выздоравливать…».

Читать еще:  Расход алмазного диска по кирпичу

18-летний Петр проходит реабилитацию четвертый месяц. Он был зависимым и от наркотиков, и от алкоголя. Проблемы начались еще в семье, так как отец пил беспробудно. «Это повлияло на меня, — ​рассказывает юноша. — ​Попробовал пиво в 8 лет, к 14 годам уже выпивал бутылку водки на двоих с приятелем. Пропивал деньги, которые мама давала на шоколадки и мороженое. Наркотики попробовал на зло матери, которая не отпустила меня с одноклассниками в Питер. Друг предложил покурить спайсы, и я согласился. Сначала эффект понравился. Стало легко, проблемы забылись… Затем закружилась голова. Я сидел в лесу на пеньке, а меня будто сдувал слабый ветерок… С трудом добрался домой. Несмотря на неприятные ощущения, на следующий день опять употребил дозу. Чтобы заработать на наркотики, разгружал кирпичи. Потом нашел в Интернете работу закладчика спайсов. «Куратор» присылал мне адреса тайников, из которых я забирал «зелье», расфасовывал и прятал для клиентов. Делал закладки в Рузаевке и Саранске. В день зарабатывал около 5 тысяч рублей. Часть денег тратил на наркотики. Сейчас очень жалею о тех годах. В итоге я однажды так накурился, что попал в реанимацию. Ремиссия продолжалась максимум два месяца. И то лишь потому, что я пообещал маме «завязать». Но в итоге сорвался из-за скандала с отцом. Сюда мать привезла меня, несмотря на все протесты. Спустя несколько месяцев чувствую в себе колоссальные изменения. Начал лучше понимать себя, разложил все проблемы по полочкам. Иногда даже не сплю ночами от того, что разбираю прошлую жизнь. А еще очень люблю читать задания, которые дают консультанты. После реабилитации хочу вернуться в рузаевскую футбольную команду, в которой раньше играл. Мечтаю получить профессию машиниста как отец. Ребятам советую не поддаваться на уговоры знакомых и не пробовать наркотики. Не нужно делать ошибок, ведь заново жизнь не перепишешь…».

Постскриптум

После того, как они покинут стены центра, реабилитация не закончится. Наркозависимому сложно вылечиться до конца, даже в окружении близких родственников. Для «выпускников» предусмотрена постлечебная программа «Дом на полпути». Нескольких месяцев они будут жить на специально снятых квартирах в Саранске и привыкать к обычной жизни под наблюдением сотрудников «Вершины». «Важно понять, может ли человек выдерживать «самостоятельную» жизнь, — ​поясняет Вадим Самылин. — Вечером он будет посещать группы самопомощи — «Анонимные алкоголики» или «Анонимные наркоманы». Без этого гарантирован срыв. Созависимые родственники тоже должны пройти реабилитацию, они могут бесплатно посещать группу взаимной помощи родителям. Иначе жди повторения беды. Каждая мать считает, что у нее самая тяжелая ситуация, что она самый несчастный человек на свете. Но затем понимает, что ситуация у всех одинаковая. С родителями работает психолог, который помогает им выздоравливать вместе с ребенком»

Группы поддержки Группы поддержки —>

ВСЕ ДОКЛАДЫ ЗА НЕСКОЛЬКО ЛЕТ :

  • 2012г.
  • 2011г.
  • 2010г.
  • 2009г.
  • 2008г.
  • 2007г.
  • 2006г.
  • 1999г.

Группы поддержки

В настоящем разделе приводится информация об организациях и учреждениях, предоставляющих услуги поддерживающего характера для бывших потребителей ПАВ.

Вся информация дана исключительно в информационных и ознакомительных целях.

Информация о некоторых организациях получена из общедоступных источников и является актуальной только на день создания записи. Информация об организациях, которые прошли проверку, представлена на отдельной странице организации, на которую можно перейти по ссылке.

Мы можем не разделять некоторые позиции организаций по вопросам касающимся реабилитации или ресоциализации лиц, потребляющих ПАВ.

Мы не несем ответственности за несоответствие услуг предоставляемых организацией и информации, представленной на сайте.

1. Региональная благотворительная общественная организация «Азария».

Санкт-Петербург, ул. Большая Подъяческая, д.34

Телефон: 570-22-52; +7-911-180-68-08

— развивать помощь родителям и родственникам больных в изменении семейной ситуации;

— развивать помощь непосредственно самым наркозависимым в поиске путей и возможностей для лечения и реабилитации;

— развивать взаимодействие родительских организаций в регионе, стране, с НКО зарубежных стран с целью обмена опытом, повышения потенциала практической работы, влияния на ситуацию в российском обществе в противодействии наркомании;

— быть партнером в антинаркотической социальной политике государства, добиваться значимого статуса, предлагая анализ конкретной ситуации и обосновывая настоятельные проблемы, требующие решения.

2. Информационно-Консультативный Центр по проблемам зависимого поведения

Санкт-Петербург, ул.Рябиновая, д.18.

3. Анонимные Наркоманы (АН)

Телефон для справок: 942-76-95

Сайт: www. na-spb. ru

«Альтернатива»

Санкт-Петербург, Васильевский остров, 5-я линия, д.58 (территория ГНБ).

«Вечер»

Санкт-Петербург, Большая Подьяческая, д.34 (РБОО «АЗАРИЯ»).

«Чистый мед»

Санкт-Петербург, ул. Бурцева, д.21, к.3 (территория храма).

«Швейцария»

Санкт-Петербург, Альпийский пер., д.4.

«Купчино»

Санкт-Петербург, Альпийский пер., д.4.

«Правый берег»

Санкт-Петербург, ул. Республиканская, д.18 (НРЦ 3).

«Юго-Запад»

Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, д. 6/5 (НРЦ 2).

«Черная речка»

Санкт-Петербург, пер. Серебрякова, д.11 (НРЦ 1).

«Пробуждение»

Санкт-Петербург, Васильевский остров, Кадетская линия, д.29 (во дворе).

«Нева»

Санкт-Петербург, ул. Дм. Устинова, д.3 (1 этаж направо).

«Просвет»

Санкт-Петербург, Ярославский пр., д.55, кинотеатр «Уран».

«На Литейном»

Санкт-Петербург, Литейный пр., д.44 (флигель во дворе, вход под арку, код 020148).

«Клен»

г. Выборг, Кленовая ул., д.2.

«Весна»

Санкт-Петербург, Пр. Тореза, д.85 (в здании церкви)

«Лига»

Санкт-Петербург, Большая Подьяческая, д.34 (РБОО «АЗАРИЯ»).

«Кирпичи»

Санкт-Петербург, Васильевский остров, Кадетская линия, д.29 (во дворе).

«День»

Санкт-Петербург, Большая Подьяческая, д.34 (РБОО «АЗАРИЯ»).

«VOLNA»

Санкт-Петербург, Гражданский пр., д.105, к.1.

4. Группы взаимопомощи родственников и друзей наркоманов «Нар-Анон»

«Нар-Анон» – это сообщество родственников и друзей наркозависимых. Эти группы предназначены для тех, кто знает или испытывал чувство отчаяния и безысходности в связи с наркоманией близких людей и хотел бы понять, как найти выход и изменить жизнь к лучшему. На собраниях групп «Нар-Анон» участники делятся опытом, силой и надеждой, соблюдая при этом Традицию анонимности. Используется программа «Двенадцать шагов», где руководствуясь девизом «Прогресс, а не совершенство», меняется отношение к проблеме. Члены «Нар-Анон» несут послание надежды людям, дают понять, что они больше не одиноки.

Читать еще:  Размер рядового кирпича м100

«Солнышко»

Санкт-Петербург, ул. Б.Подьяческая, д.34 (РБОО «АЗАРИЯ»)

«Благовест»

Санкт-Петербург, ул. Съездовская, д.29, Клуб «12 шагов»

«Школа независимости»

Санкт-Петербург, Васильевский остров, 2-я линия, д.3, ООО «Наш путь»

«Счастье»

Санкт-Петербург, Литейный пр., д.44 («Армия спасения»)

«Позитив»

г.Сосновый Бор, ул.Молодежная, д.66 (цоколь)

Телефон: 8-911-900-85-87, 8-921-378-14-08

«Гатчина»

г.Гатчина, ул.Достоевского, д. 2

5. Анонимные созависимые или «CODA»

Это группы для людей, общей проблемой которых, является неспособность поддерживать функциональные взаимоотношения – это сообщество мужчин и женщин, общей целью которых является стремление к здоровым, полноценным взаимоотношениям с другими людьми и с самим собой.

«Путь к себе»

Санкт-Петербург, ул. Б.Подъяческая, д.34 (РБОО «АЗАРИЯ»)

«Солнечная»

Санкт-Петербург, ул. Малая Конюшенная, д.5 (ступеньки вниз, черная дверь с табличкой «АА»)

Наркотики или психологическое программирование?

Людмила Бегагоина, «Восточно-Сибирская правда»

Поводом для этой статьи стало известие, что в областном центре оказались по сути на улицу наркоманы, алкоголики и созависимые с ними близкие родственники, выздоравливающие по программе «12 шагов». Об этой программе и людях, которым она помогла вернуться к жизни, я рассказываю в газете часто — практически в каждом выпуске «Дурмана». Причина такой пристрастности только одна: я убедилась в действенности программы реабилитации «12 шагов», познакомившись с наркоманами, имеющими большой срок ремиссии, и их родителями, испытавшими счастье воскресения своих детей. В любой день можно было прийти в Иркутске на Горького, 11, где проходили занятия больных детей и своими глазами увидеть: выздоровление возможно. Этой возможностью воспользовались многие матери, дети которых оказались на пороге смерти от наркотиков. Здесь им помогли понять, отчего страдает их сын или дочь, и главное — на опыте других родителей они учились правильно вести себя с психически нездоровым ребенком, формировать у него желание лечиться и оказывать ему действенную помощь. Я рассказывала в своих статьях о семьях, в которых матери, благодаря 12-шаговой программе «Требовательная любовь» сумели найти выход из казавшегося совсем безнадежным положения и спасли своих детей от неминуемой гибели.

К сожалению, ни разу в эти группы не пришел никто из врачей-наркологов и психиатров, занимающихся лечением наркоманов в медицинских учреждениях. Никогда не ступала сюда нога чиновника, хотя руководители различных департаментов городской и областной администраций с трибун частенько выражают глубокую озабоченность эпидемией наркомании и ВИЧ как в Иркутске, так и в области в целом. Не нашли возможности почтить своим присутствием выздоравливающих наркоманов или созависимых с ними родственников руководители региональной общественной ассоциации «Мы против наркомании».

Конечно, я далека от мысли, что эти люди, по долгу службы или общественного положения обязанные принять все возможные меры против наркомании, ленивы либо равнодушны. Как показал «круглый стол», проведенный недавно нашей редакцией на тему «Опыт реабилитации наркоманов в Иркутске», программу «12 шагов» многие ее противники не любят просто из идейных соображений. Объективности тут ждать не приходится. Во-первых, некоторым не нравится понятие «Высшая сила», к которому прибегают наркоманы, алкоголики и их родные, занимающиеся по духовно ориентированной программе. Завзятые атеисты даже обзывают движение по «12 шагам» сектантством. Они считают, что, занимаясь по этой программе, наркоман заменяет один кайф на другой. Но если и так, что в этом дурного? Какой вред обществу от того, что наркоман перестает колоться героином, воровать, втягивать других подростков в преступную жизнь, а начинает верить в Бога, как он его понимает? Если работа по программе, вера в ее действенность заменяют ему наркотик, кому, скажите, от этого плохо? И разве у тех, кто считает себя вполне здоровыми людьми, ничто не занимает в жизни такого же места, как у наркомана его наркотик? Разве власть, секс, политика, работа, наконец, не могут вызвать зависимости? Уверена, многие воскликнут: «Что сравнивать!» Приведенные здесь «заменители» наркотиков не разрушают личность, а, наоборот, позволяют человеку почувствовать полноту жизни, гармонию и т. д. Вот так же и вера в Высшую силу, более могущественную, чем их собственная воля, позволяет наркоманам найти опору в жизни, наполнить ее смыслом. При этом программа вовсе не заставляет человека стать религиозным, она просто требует от него отказа от самовластия. «Я сам могу бросить в любое время, я контролирую ситуацию,» — ведь обычно так говорят хронические алкоголики и наркоманы. И пока больной верит в это, он не перестанет пить и колоться.

У идейных противников программы «12 шагов» есть еще один важный, на их взгляд, довод. «Вы понимаете, что это такое — духовное программирование?!» — восклицает известный психиатр, кандидат медицинских наук Виталий Жмуров. Я теряюсь от этого вопроса. Я понимаю только, что программа — это для уважаемого мною человека какое-то ругательное слово. Но почему? Ведь программа программе рознь. Активный наркоман тоже действует по программе — саморазрушения и нанесения вреда окружающим. Программа же «12 шагов» направлена на нравственное совершенствование личности. Она требует от человека глубокого осознания своих недостатков, непредвзятой оценки всех совершенных поступков, раскаяния. Она призывает избавляться от отрицательных черт характера, возмещать ущерб, причиненный другим людям. В конечном итоге, ежедневный самоанализ, к которому приучает программа, постоянное признание своих ошибок разрушают старые стереотипы поведения. Человек изменяется до неузнаваемости. В это трудно поверить тем, кто сталкивался с активными наркоманами — жестокими, лживыми, бессовестными людьми, ведущими преступную жизнь. Но они ведь не от природы такие уроды — их такими сделала болезнь, страшная зависимость от наркотика, который стал управлять их жизнью. Так что же вредного в программе, заставившей Борю — оптового поставщика героина, Олю — в прошлом «барыгу», Мишу, который довел свою мать до попытки суицида, Алешу, 8 лет промышлявшего кражами, десятки других ребят, занимавшихся грабежами, проституцией, торговлей наркотиками, начать новую, чистую жизнь? Почему мы должны бояться их «копания в себе», их веры в помощь Высшей силы, если это приводит к изменению их нравственных ценностей, духовному росту?

Есть еще одно обстоятельство, заставляющее многих профессионалов отворачиваться от программы «12 шагов». Они просто не верят в то, что с наркоманами происходят духовные и нравственные перемены. Это можно понять. Медики одни не в состоянии справиться с болезнью, традиционными методами не достигается даже мало-мальской ремиссии больного. Выйдя из «наркушки» и «психушки», все больные снова садятся на иглу. Но если врачи помочь не могут — это ведь еще не значит, что помочь нельзя вообще. Не верите в действие программы — заглянули бы в реабилитационный центр, где по «12 шагам» работают с больными специалисты. Или в группу «Анонимные наркоманы», где ребята занимаются самостоятельно.

Сегодня в Иркутске сделано все, чтобы лишить больных детей шанса на выздоровление:реабилитационный центр переехал в Ангарск(в столице Восточной Сибири для него не нашлось помещения), из здания на ул. Горького,11, где собирались вечерние группы АН, АА («Анонимные алкоголики») и АЛ-АНОН («Анонимные созависимые») приверженцев программы «12 шагов» вежливо попросили: решается вопрос, в чьей собственности эта недвижимость. Много раз представители общественного движения «Сибирь без наркотиков» (его совет тоже собирался на ул. Горького,11) просили выделить трезвым алкоголикам и наркоманам, их родителям помещение для занятий, на которое они имели бы законное право. Эти письма так и лежат, покрываясь пылью, в администрациях города и области.

Между тем, в Иркутске 4 тысячи официально зарегистрированных ВИЧ-инфицированных (по сложившейся практике умножаем эту цифру на 10, чтобы представить истинный масштаб трагедии). В областном центре не менее 100 тысяч активных наркоманов, которые грабят, торгуют зельем, садят молодежь на иглу (известно, что один наркоман за год втягивает в это занятие не менее десятка своих друзей). Но почему-то никак не возможно пробудить у власти заинтересованность в программе, которая не только спасает от могилы уже заболевших, но, снижая число распространителей болезни — активных наркоманов, удерживает от беды пока еще здоровых ребят. Разве не очевидно: мало только бороться с незаконным оборотом наркотиков, надо снимать больных с иглы, если мы хотим спасти еще не зараженных детей. Ведь не «барыги» и не «верблюды» садят на иглу подростков, наркоторговцы лишь удовлетворяют уже возникший спрос на героин — а втягивают наших детей в болото активные наркоманы, неформальные лидеры в дворовых, школьных или иных молодежных коллективах. Остановить их можно только одним способом — помочь им слезть с иглы. По статистике лишь 10-15% наркоманов имеют искреннее и твердое намерение избавиться от зависимости, проститься с наркотиком навсегда, остальные не желают расставаться с кайфом. Выходит, в Иркутске 10-15 тысяч наркоманов можно вернуть к полноценной жизни. Кстати, примерно половина из них — ВИЧ-инфицированные. И мы просто обязаны использовать все возможные средства — от традиционных медицинских методик до различных реабилитационных программ, принять все меры, чтобы помочь этим ребятам и их семьям.

Читать еще:  Кирпич для барбекю с казаном

Выздоровление от наркомании — это цель, достигнуть которую очень трудно. Но при твердом желании больного, помощи специалистов и поддержке общества у всякого ребенка остается шанс на спасение до тех пор, покуда он еще жив. Ему может не подойти одна методика, зато поможет другая. Главное — не отчаиваться, если он в очередной раз сорвался или сбежал из какого-нибудь центра. Надо помочь ему вернуть надежду. В центре «Иркут», работающем по программе польского монара, проходила реабилитацию Инна — через год ее торжтвенно выпустили в жизнь, назвав Неофитом: заново рожденной. Однако новорожденная, попав на волю, очень быстро скололась. Она находилась в тяжелейшем состоянии, когда, благодаря усилиям Светланы Василенко — координатора общественной ассоциации «Мы против наркомании», ее приняли в реабилитационный центр «Новая жизнь во Христе». Не так давно я увидела Инну в протестантской церкви и с трудом узнала. Это была уже не нервная, внутренне напряженная, как натянутая струна, больная — а милая, спокойная девчонка с открытым лицом, ясным взглядом и доброй улыбкой. Олег сбежал из «Иркута» на десятом месяце реабилитации, вернулся к игле. Теперь я встречаю его в центре «Перекресток семи дорог» — пройдя реабилитацию по программе «12 шагов,» он несколько месяцев ведет трезвую жизнь. Товарищи Олега говорят, что он сильно изменился: из замкнутого превратился в открытого и жизнерадостного человека. Этим ребятам не подошла жесткая система монара, им помогли выкарабкаться духовные программы. Зато в центре «Иркут», по словам его директора Галины Редькиной, сегодня успешно проходят реабилитацию наркоманы, сорвавшиеся с 12-шаговой программы. Ясно же: чем больше у нас в городе будет различных видов помощи наркоманам, тем выше шансы больного на выздоровление. Так разве имеем мы право лишать детей, стоящих у края уже разверстой могилы, хоть единого шанса выжить?

Я думаю, чиновники, от которых зависит, дать или не дать помещение для оказания наркоманам психологической помощи, просто не понимают, насколько тяжела их борьба за жизнь, как сильно зависит результат этой борьбы от поддержки общества, власти. Как-то еще зимой, в одно из воскресений я присутствовала на открытом собрании анонимных наркоманов. Самое большое впечатление произвел на меня тогда один парнишка, Юра, у которого был третий день «ломки». Просто, даже с юмором рассказывал он о том, как тягается с болезнью. В тот день у него в руках оказалась сумма, достаточная для покупки дозы — едва дождавшись открытия магазина, он поплелся (ночью мучили боль и бессонница) тратить деньги на сладости, к которым равнодушен. Как на грех, по пути встретил дружка — наркомана, тот, жалеючи страдальца на кумаре, попытался угостить героином. Юра и тут удержался. На собрание группы, которое было назначено на 15 часов, он явился в 12. И все это время сидел, словно приклеенный к стулу, в ожидании, пока начнут подтягиваться его новые товарищи, в помощь которых он поверил. Прошло несколько месяцев, заглядывая на Горького,11, я частенько встречала Юру, всегда трезвого и веселого. Если сообщество АН останется без крыши над головой, такие, как Юра, без поддержки собратьев по несчастью могут вновь оказаться на игле. Так неужели мы не протянем руку помощи нашим детям, которые так мужественно борются со своей бедой? Закончить эту статью я хочу признанием анонимных наркоманов, которое часто звучит на их собраниях (это цитата из пособия по 12-шаговой программе): «Теперь мы способны к новому пониманию жизни. Когда-то, употребляя наркотики, мы думали, что получаем истинное удовольствие, а все другие люди лишены его. Еще в начале выздоровления мы обнаружили, что радость зависит не от каких-то химических веществ, а от нас самих. Эта жизнь лучше того ада, в котором мы жили. Мы нашли выход и видим, что он работает для других».

И все, что требуется от нас сегодня,- не закладывать этот выход кирпичами.

Группа анонимных наркоманов кирпичи

Анонимные наркоманы г. Сочи Narcotics Anonymous Sochi

О сообществе «Анонимные Наркоманы»

  • Главная

Сообщество

Мы — выздоравливающие зависимые, которые регулярно собираются для того, чтобы помогать друг другу оставаться чистыми.

Международное сообщество «Анонимные Наркоманы» родилось в 1953 году. Первая группа АН в России провела своё первое собрание в 1990 году в Санкт-Петербурге.

Сегодня в 141 стране мира проводится порядка 70,000 собраний АН в неделю, из них около 1,500 собраний приходится на Россию (в более, чем 200 городах).

Я текстовый блок. Нажмите кнопку редактирования, чтобы изменить этот текст. Разнообразный и богатый опыт постоянный количественный рост и сфера нашей активности требуют от нас анализа позиций.

У каждой группы сообщества «Анонимные Наркоманы» есть лишь одна главная цель — предоставить информацию о возможности выздоровления тем, кто еще употребляет наркотики и страдает от зависимости.

Уже более 60 лет опыт Анонимных Наркоманов подтверждает — любой, совершенно любой зависимый может прекратить употреблять наркотики, потерять желание употреблять и найти новый путь в жизни.

Участие

Единственным условием для членства в Анонимных Наркоманах является желание прекратить употребление.

Мы не входим в состав других организаций, не платим ни вступительных, ни членских взносов, не подписываем гарантий и никому не даем никаких обещаний.

Мы не связаны ни с одной политической, религиозной или правоохранительной организацией, никто и никогда не осуществляет за нами надзор.

Участие в сообществе АН бесплатно!

Каждый из нас уже заплатил за право выздоравливать своей собственной болью.

Собрания

Присоединиться к нам может каждый, независимо от возраста, национальности, сексуальной ориентации, убеждений, религии или отсутствия таковой.

Собрания АН приветствуют любого зависимого, для которого наркотики стали серьезной проблемой.

Неважно, откуда мы пришли, какое получили воспитание, и чем мы занимаемся — двери АН открыты для нас.

Программа

Помощь одного зависимого другому обладает ни с чем не сравнимой терапевтической ценностью.

Мы — непрофессиональное сообщество и используем все, что помогает выздоравливать другим зависимым, которые с помощью Анонимных Наркоманов научились жить без наркотиков.

Наше выздоровление стало возможным благодаря принципам, известным как Двенадцать Шагов Анонимных Наркоманов.

Религия

Анонимные Наркоманы — это духовная, но не религиозная программа. Право на Бога в своем собственном понимании является общим для всех, в нем не кроется никаких хитростей.

Это означает, что в сообщество АН приходят зависимые, имеющие самые различные вероисповедания и представляющие широкий круг конфессий, а также атеисты и агностики.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector