Zagorod50.ru

Загород №50
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ведьмак если не сдавать кирпича

Ведьмак если не сдавать кирпича

Q: Как убить зверя?
A: Пьем ласточку + филина
Как жизней мало, начинаем бегать от него.
Жизней набрали — разворачиваемся — раскидываем бобиков знаком, и валим зверя силовым стилем.

Q: Как оживить голема?
A: Расспрашиваем Васку про мага и она даст карту, потом идем к Калькштейну и он расскажет про громоотвод.
Приходим к кузнецу (орденскому или эльфийскому в зависимости от предыдущих поступков вашего персонажа), заказываем громоотвод. Идем на болото,уже с громоотводом, заходим к друидам и заказываем у них грозу за 500 оренов. Потом идем к голему и вставляем в него громоотвод.

Q: Тяжелое наследие прошлого
A: Квест берется у купца Леуваардена в таверне.
Нужно найти в пещере под стенами города его компаньона и привести его, либо похоронить. Убиваем в пещере несколько эхинопсов, внутри одного из них находим человеческие останки. Дальше идем к преподобному и просим похоронить тело в саркофаге, в церкви.

Q: Бабка в доме Шани
A: Варианты ответов, с которыми она пропустит вас в дом: «Такая старая а всё ещё стервозничаешь» либо «Да, меня прислали из госпитала»
В другом варианте нужно дать ей денег на еду для кошки. Или подарить шаль либо золотые перчатки — в зависимости от диалога.

Q: Как убить Археспору
A: То самое растение, которое вызывает трудности.
Как только оно вылезет из земли, используем знак Игни (советую развить — воспламенение), достаем стальной меч, и рубим быстрым стилем. Хотя удавалось убить и силовым стилем. Финт в том, что археспора не двигается, она в земле, быстрые удары не дают ей контратаковать.
Бьем ее, пока не восполнится энергии для повторного удара знаком Игни, — используем его. Обычно на этом цветочек загибается, уж очень он не любит гореть.
С эхинопсом проще. Можно так же поджигать, но обычно хватает пару комбо.

Q: Броня
A: Что бы купить в Визиме броню за 5 тысяч, можно просто поиграть с Талером — скупщиком краденного (его дом находиться рядом с кутузкой) в «покер». Он почти всегда проигрывает, но потом делает повышение ставки,так что можно выиграть свое обратно да еще и с прибылью.

Q: Где искать серофиты?
A: Все местонахождения есть в дневнике, кроме десятого.
Не ищите этот серофит, его вам даст сам детектив, когда вы дойдете до определенной части второго основного квеста.

Q: Пропавший мальчик на болотах
A: Во второй главе его найти нельзя. В третей главе его можно будет обнаружить в пещере на болотах. Вы его не пропустите, так как эта пещера часть основного квеста в третьей главе.

Q: Королева кикимор
A: Убиство: как только Кикимора убила Профессора, бегите прямо в проход, там над проходом будут камни, которые держут балки, камни надо обрушивать на кикимору сверху. Следите чтобы не завалило и вас. Дальше будет еще одна кладка сверху, а потом огромная комната с массой кикимор. Не пытайтесь их убить, они респаунятся. Пробегаем комнату, бежим вправо, там ответвление коридора. Забегаем туда и бьем знаком в балки, держащие потолок над залом.

Q: Доказательство невиновности Талера
A: Находим Юзу фистех, болтаем с ним. Из разговора узнаем что Талер в ладах со стражей. далее идем к Талеру, распрашиваеим что да как, во всем ему верим. Узнаем что купил меч у «игрока». идем в таверну, болтаем с ним, далее садовник, Шани, Золтан.
Если стоять около дома Талера с 9 вечера, заити к нему, выйти. В 22:00 у дома появляется «Таинственный незнакомец» (в прошлый раз таинственный аристократ). Поболтать с ним. Он говорит — «Ты меня не видел..» Заходим к Талеру,начинаем его спрашивать о связях с саламандрами. Верим ему во всем = Талер невиновен.
В случае, если застукать «таинственного аристократа» Талер еще в добавок сознаеться что он шпион.

Q: Квест про оборотня
A: Квест дает Кармен, на болотах в третьей главе. Нужно поговорить с друидом, потом опять с Кармен. Она откажется от услуг. Оборотня искать не нужно, он сам вас найдет по ходу прохождения основного квеста. Если решите пощадить его, то соберите собачью петрушку на болотах и попросите Кармен связать рубашку из петрушки. Через какое-то время приходите к ней снова, теперь нужно сварить зелье. Идите к Кальштейну (он в башне на болотах, попасть туда можно через телепорт в подвале его дома), попросите сварить зелье, через какое-то время он сварит зелье, но нужно будет достать важный ингредиент, слезы девственницы. Её можно будет найти в купеческом квартале. Идите к Кармен. Зелье не поможет, после этого просто поговорите с Кармен, а потом с «оборотнем». Он у ворот в купеческий квартал.

Q: Покер:
A: Чтобы стать легендой покера, сыграйте и выиграйте у самого короля Фольтеста.

Q: Кащей
A: Кащея надо бить серебряным мечтом (на меч неплохо нанести руну Перуна) для боя пьем ласточку и иву (иммунитет к нокдауну и оглушению) + по желанию филина и пургу.

Анджей Сапковский Сезон гроз

ГЛАВА ВТОРАЯ

Залив щетинился мачтами и был полон белых и разноцветных парусов. Большие суда стояли на рейде, заслоненном мысом и волноломом. В самом порту к деревянным молам причаливали корабли поменьше и совсем крохотные.

На пляжах почти все свободное место занимали лодки. Или остатки лодок. На окраине мыса, захлестываемый белыми волнами прибоя, возвышался маяк из белого и красного кирпича, обновленный реликт эльфьих времен.
Ведьмак ткнул шпорой кобылу в бок. Плотва подняла голову, раздула ноздри, словно и она радовалась запаху моря, доносимому ветром. Подгоняемая всадником, тронулась через дюны. К уже недалекому городу.
Город Керак, столица одноименного королевства, расположенный по обоим берегам в устье реки Адалатте, был разделен на три отдельных, совершенно разных района.
На левом берегу Адалатте располагались здания порта, доки и промышленно-торговый центр, включающий верфи и мастерские, а также перерабатывающие фабрики, склады и магазины, ярмарки и базары.
Противоположный берег реки, район, называемый Пальмирой, заполоняли халупы и хаты бедноты и рабочих, дома и палатки мелких торговцев, скотобойни, мясные лавки, а также многочисленные, оживающие вскоре после сумерек, забегаловки и ночлежки. Пальмира к тому же являлась местом развлечений и запретных наслаждений. Здесь, как было известно Геральту, можно было запросто лишиться кошелька или получить ножом под ребро.
Подальше от моря, на левом берегу, за высоким частоколом из толстых бревен располагался собственно сам Керак, квартал узких улочек промеж домами богатых купцов и финансистов, факториями, банками, ломбардами, сапожными и портняжными мастерскими, магазинами и магазинчиками.

Были здесь также таверны и увеселительные заведения высшей категории, в том числе и гостиницы, предлагающие, по правде говоря, ровно те же услуги, что и в портовой Пальмире, но по значительно более высоким ценам.

Центр квартала состоял из четырехугольной рыночной площади, городской ратуши, театра, суда, таможни и домов городской знати.

Посреди ратуши стоял на пьедестале, страшно засранный чайками, памятник основателю города, королю Осмыку.

Что было явным враньем, ибо приморский город существовал здесь задолго до того, как Осмыка принесло сюда черт знает откуда.
Повыше, на холме, стоял замок и королевский дворец, по форме и внешнему виду довольно нетипичный, потому как это был древний храм, перестроенный и расширенный после того, как его покинули священники, разочарованные полным отсутствием заинтересованности в нем со стороны населения. В храме осталась даже кампанила, то есть колокольня с большим колоколом, в который ныне господствующий в Кераке король Белогун приказал бить ежедневно в полдень и — очевидно назло подданным — в полночь.

Звон раздался, как раз когда ведьмак проезжал между первыми лачугами Пальмиры.

Пальмира смердела рыбой, стиркой и харчевней, давка на улочках была чудовищная, преодолеть ее ведьмаку стоило много времени и терпения.

Вздохнул полегче, лишь когда наконец добрался до моста и проехал на левый берег Адалатте.

Вода воняла и несла шапки плотной пены — результат работы расположенной вверх по реке дубильни.

Отсюда было уже недалеко до дороги, ведущей к окруженному частоколом городу.

Лошадь он оставил в конюшне перед городом, заплатив за два дня вперед и накинув конюху еще сверху, чтобы обеспечить Плотве должный присмотр.

Сам же направился к сторожевой башне.

В Керак можно было войти только через сторожевую башню, пройдя досмотр и сопровождающие его малоприятные процедуры.
Ведьмака немного раздражала эта необходимость, но он понимал ее цель: жителей города за частоколом не очень-то радовала мысль о визитах гостей из портовой Пальмиры, особенно в качестве сходящих там на сушу матросов из чужих стран.

Он вошел в сторожевую башню, деревянное здание срубной конструкции, в которой, как ему было известно, располагалась кордегардия.

Геральт думал, что знает, что его там ожидает.

Хотя и посетил в жизни множество кордегардий. Маленьких, средних и больших, в ближних и самых дальних закоулках мира, в местах цивилизованных более или менее или не цивилизованных вовсе.

Все кордегардии мира воняли затхлостью, потом, кожей и мочой, а также железом и смазочными маслами для него. В кордегардии Керака было точно так же.

Вернее, было бы, если бы классические кордегардные запахи не подавляла тяжелая, удушливая, достигающая потолка вонь от пердежа.
В меню здешнего гарнизона кордегардии, вне всяких сомнений, преобладали крупносеменные зернобобовые растения, такие как горох, бобы и цветная фасоль.

Читать еще:  Фартук под кирпич кафель

Гарнизон же был полностью дамским. Состоял из шести женщин. Сидящих за столом и поглощенных обеденной трапезой. Все дамы жадно хлебали из глиняных мисок что-то, плавающее в жидком паприковом соусе.

Самая высокая из стражниц, видно, комендантша, оттолкнула от себя миску и встала. Геральт, который всегда считал, что некрасивых женщин не бывает, мгновенно почувствовал, что вынужден пересмотреть данное убеждение.
— Оружие на лавку!
Как и все присутствующие, стражница была острижена наголо. Волосы уже успели немного отрасти, создавая на лысой голове беспорядочную щетину. Из-под расстегнутого камзола и расхристанной рубахи проглядывали мышцы живота, наводящие на мысль о большом зашнурованном колбасном рулете. Бицепсы стражницы — продолжая мясные ассоциации — имели размеры свиных окороков.
— Оружие на лавку клади! — повторила она. — Глухой?
Одна из ее подчиненных, по-прежнему склоненная над миской, приподнялась немного и перданула, громко и протяжно. Ее подруги захохотали. Геральт обмахнулся перчаткой. Стражница смотрела на его мечи.
— Эй, девчонки! Идите сюда, ну же!
«Девчонки» встали, довольно неохотно, потягиваясь. Все они, как заметил Геральт, одеты были в легком и свободном стиле, позволявшем, прежде всего, похваляться мускулатурой. Одна была в коротких кожаных брюках, со штанинами, распоротыми по швам, чтобы помещались бедра. А одеждой от талии и выше ей служили, главным образом, скрещенные ремни.
— Ведьмак, — констатировала она. — Два меча. Стальной и серебряный.
Вторая, как и остальные, высокая и широкая в плечах, приблизилась, бесцеремонным движением распахнула рубашку Геральта, схватилась за серебряную цепочку и вытащила медальон.
— И знак есть, — подтвердила она. — Волк на знаке, с оскаленными зубами. Выходит, и вправду, ведьмак. Пропустим?

— Устав не запрещает. Мечи сдал.

— Верно, — Геральт спокойным голосом включился в разговор. — Сдал. И оба будут, как я понимаю, под надежной охраной? До возврата по расписке? Которую я сейчас получу?
Стражницы, скалясь, окружили его. Одна подтолкнула, как будто нечаянно. Вторая громко перднула.
— Вот тебе расписка, — фыркнула она.

— Ведьмак! Наемный укротитель чудовищ! А мечи отдал! Тут же! Покорный, как сопляк!

— Хер свой тоже бы, наверно, сдал, если б велели.

— Так давайте велим ему! А, девки? Пусть вынет из ширинки!

— Поглядим, какой хер у ведьмаков!

— Хватит вам, — рявкнула комендантша. — Разыгрались, шалавы. Гоншорек, иди сюда! Гоншорек!

Из помещения рядом возник лысоватый немолодой человек в бурой епанче и шерстяном берете. Выйдя, сразу раскашлялся, снял берет и начал им обмахиваться.

Без единого слова взял обмотанные ремнями мечи и дал Геральту знак, чтобы следовал за ним. Ведьмак не медлил. В заполняющей кордегардию мешанине зловоний кишечные газы уже начинали решительно преобладать.

Помещение, в которое они вошли, разделяла солидная железная решетка. Мужчина в епанче заскрипел большим ключом в замке. Повесил мечи на вешалке рядом с другими мечами, саблями, кордами и охотничьими ножами. Открыл потрепанный журнал учета и начал что-то писать в нем медленно и долго, безостановочно кашляя, с трудом глотая воздух.

Наконец вручил Геральту выписанную квитанцию.

— Я так понимаю, что мои мечи здесь в безопасности? Под замком и охраной?
Бурый мужчина, тяжело дыша и сопя, закрыл решетку и показал ему ключ. Геральта это не убедило. Любую решетку можно было преодолеть, а звуковые эффекты метеоризма дам из охраны способны были заглушить все попытки взлома. Однако выхода не было. Ему необходимо было сделать то, зачем он прибыл в Керак. И поскорей покинуть город.

* * *
Таверна, или, как гласила вывеска, аустерия «Natura Rerum» помещалась в не очень большом, но элегантном здании из кедрового дерева, с отделанной покатой крышей и высоко торчащим дымоходом. Фасад здания украшало крыльцо, к которому вела лестница, обставленная раскидистыми алоэ в деревянных кадках.
Из помещения долетали кухонные запахи — главным образом, поджариваемого на решетках мяса. Запахи были так заманчивы, что ведьмаку «Natura Rerum» сразу же показалась Эдемом, садом наслаждений, островом счастья, молоком и медом, текущим в краю благословенных.
Но быстро выяснилось, что Эдем этот, как и каждый Эдем, был охраняем.

Здесь был свой цербер, стражник с огненным мечом. Геральту представилась возможность увидеть его в действии. Цербер, невысокий, но могуче сложенный детина, на его глазах отогнал от сада наслаждений худого парнишку. Юноша протестовал — покрикивал и жестикулировал, что еще больше раздражало цербера.

— Тебе вход запрещен, Муус. И ты хорошо об этом знаешь. Посему отойди. Я не буду повторять.
Юноша быстро отступил с лестницы, чтобы избежать толчка.

Он был, как заметил Геральт, преждевременно полысевшим, а редкие и длинные белокурые волосы росли лишь в области темени, что в общих чертах производило впечатление весьма дрянное.

— Драл я вас и ваши запреты! — заорал парнишка с безопасного расстояния. — Вы клиентов не уважаете! И вы здесь не единственные, пойду к вашим конкурентам! Носы позадирали! Выскочки! Золоченая вывеска, а внутри все одно дерьмо на палочке! Вот и для меня вы значите не больше, чем то дерьмо! А дерьмо всегда будет дерьмом!
Геральт немного забеспокоился. Полысевший юноша, хоть и паскудно выглядел, одет был совсем как вельможа. Может не очень богато, но, в любом случае, солиднее, чем он сам. Стало быть, если солидная одежда была определяющим критерием.
— А ты куда, интересно? — холодный голос цербера прервал ход его мысли. И подтвердил опасения.

— Это элитное заведение, — цербер встал, загораживая собой лестницу. — Понимаешь смысл слова? Так сказать, закрытое. Для некоторых.

— Не одежда украшает человека, — стоявший на две ступеньки выше цербер мог смотреть на ведьмака свысока. — И ты, чужеземец, ходячая иллюстрация этой народной мудрости. Твоя одежда тебя ничуть не украшает. Возможно, какие-то другие скрытые качества тебя украшают, вникать не буду. Я повторяю, это элитное заведение. Мы не принимаем здесь людей, одетых как бандиты. Да еще вооруженных.

— Но выглядишь так, словно был вооружен. Будь так любезен, отправляйся куда-нибудь в другое место.

— Полегче, Тарп.
В дверях заведения появился смуглый мужчина в бархатном кафтане. Брови у него были кустистыми, взгляд проницательным, а нос орлиным. И довольно большим.
— И будь повежливее, — поучал цербера орлиный нос, — ты не знаешь, с кем имеешь дело. Даже не представляешь, кто к нам пожаловал.
Затянувшееся молчание цербера свидетельствовало о том, что он на самом деле не знает.
— Геральт из Ривии. Ведьмак. Известный тем, что защищает людей и спасает им жизни. Как, например, неделю назад, здесь, неподалеку, в Ансегисе, где он спас мать с ребенком. А несколькими месяцами ранее, в Чизмаре, о том молва шла, убил людоеда-левокрота, сам притом получив раны. Как же я могу запрещать войти в мое заведение тому, кто занимается столь благородным делом? Напротив, я рад такому гостю. И почту за честь его желание нас посетить. Господин Геральт, аустерия «Natura Rerum» приветствует вас. Я Фебус Равенга, владелец сей скромной ресторации.
Стол, за который усадил его официант, был накрыт скатертью. Все столы в «Natura Rerum» — в основном занятые — были накрыты скатертями. Геральт не помнил, когда последний раз видел скатерти в трактире.
Хотя он и интересовался окружением, но не озирался, дабы не выглядеть как провинциал и невежа. Осторожное наблюдение, однако, выявило скромное, но вместе с тем изящное и изысканное убранство. Изысканной, хотя и не всегда изящной, была также и клиентура: в большинстве своем, как оценил Геральт, купцы и ремесленники. Были и капитаны судов, загорелые и бородатые. Не было недостатка и в пестро разодетых дворянах. Пахло тоже приятно и изысканно: печеным мясом, чесноком, тмином и большими деньгами.
Ведьмак почувствовал на себе чей-то взгляд. Когда за ним наблюдали, его ведьмачье чутье сигнализировало об этом немедленно. Взглянул осторожно, краем глаза.

Наблюдающей — также очень осторожно и незаметно для простого смертного — была молодая женщина с лисье-рыжими волосами. Она делала вид, что полностью поглощена едой, чем-то вкусно выглядящим и даже издалека соблазнительно пахнущим.

Манеры и язык тела не оставляли сомнений. Для ведьмака. Он готов был поспорить, что она была чародейкой.

Официант кашлянул и вырвал его из размышлений и внезапной ностальгии.

— Сегодня, — объявил он торжественно и не без гордости, — мы предлагаем телячью голяшку, тушенную в овощах с грибами и фасолью. Корейку ягненка жаренную с баклажанами. Свиную грудинку в пиве, поданную с глазированными сливами. Запеченую лопатку кабана, поданную в яблочном повидле. Утиные грудки на сковороде, поданные с красной капустой и клюквой. Кальмары начиненные цикорием, с белым соусом и виноградом. Морской черт жареный на решетке под сметанным соусом, поданный с тушеными грушами. И как обычно наши фирменные блюда: гусиная ножка в белом вине, с выбором фруктов печеных на противне, и тюрбо в карамелизированных чернилах каракатицы, поданная с шейками раков.

Читать еще:  Группа кирпичи во владикавказе

— Если вам по вкусу рыба, — возле стола невесть когда и как появился Фебус Равенга, — то я всячески рекомендую тюрбо. Утреннего улова, разумеется. Гордость и слава нашего шеф-повара.

— Тогда тюрбо в чернилах, — ведьмак преодолевал в себе иррациональное желание заказать сразу несколько блюд, понимая, что это было бы дурным вкусом. — Благодарю за совет. Я уже начинал чувствовать муки выбора.

— Какого вина, — спросил официант, — желает отведать добрый господин?

— Выберите, пожалуйста, что-нибудь подходящее. Признаться, я не очень разбираюсь в винах.

— Мало кто разбирается, — улыбнулся Фебус Равенга. — И еще меньше тех, кто в этом признается. Не беспокойтесь, мы подберем нужный сорт и возраст, господин ведьмак. Не смею более вам надоедать, желаю приятного аппетита.

Пожеланию не суждено было сбыться. Геральту не представилось оказии узнать, какое вино ему выберут. И вкус тюрбо в чернилах каракатицы также должен был в тот день остаться для него загадкой.

Рыжеволосая женщина вдруг перестала заботиться о скрытности и отыскала его взглядом. Улыбнулась. Он не мог отделаться от волнения, и это его раздражало. Почувствовал дрожь.

— Ведьмак, именуемый Геральтом из Ривии?
Вопрос задал один из трех одетых в черное типов, которые тихо подошли к столу.
— Это я.

— Именем закона ты арестован.

Какой мне страшен суд, когда я прав?
Уильям Шекспир, Венецианский купец

The Witcher → Файлы

Witcher — классическая ролевая игра с видом от третьего лица, созданная по мотивам одноимённой серии романов польского писателя Анджея. Подробнее

  • Об игре
  • Скриншоты
  • Арт
  • Девушки Witcher
  • Купить 65 руб
  • Отзывы
  • Требования
  • Форум
  • Файлы
  • Новости
  • Похожие
  • Даты
  • Статьи

Сохранение / SaveGame (Глава 3) The Witcher

Начало третьей главы, дом Трисс.
Уже говорил с Трисс.
Пролог :
убил химеру (помог Весемиру).
Первая глава :
Оружие скоят’аэлям не отдал,
Абигайл спас.
Вторая глава :
С Зигфридом убил Кокатрикса,
Всех оправдал, все контракты и побочные квесты выполнил (остался только контракт на эхинопсов),Азара Яведа разоблачил, на болотах помог ордену.Кирпича не сдал.
Доспех за 5000 оренов, меч из трех красных метеоритных кусков, во втором слоте Гарваль. Немного рун и руды на складе в таверне.
Сложность средняя

Сохранения к играм

В этой категории мы собираем самые разные игровые сохранения, которые нам присылают пользователи и которые нам удается найти в свободном доступе. Если вы не можете пройти какой-то момент или просто потеряли свои сохранения, вы всегда можете воспользоваться нашим архив, скачать файл сохранения игры и приступить к игре. Конечно, мы всегда указываем авторов файлов, когда это возможно.

Если вы автор и вы считаете, что ваши права нарушены — обращайтесь.

0 не понравилось 2 понравилось

  • Все файлы для The Witcher
  • Добавить новый файл
  • Перейти в архив файлов

Когда игра ни в какую не поддается и кажется непроходимой, на помощь приходят специальные программы — читы, скины, моды, трейнеры для игр и т. д. С их помощью игрок может получить преимущество: дополнительные ресурсы, много денег, бессмертие, повышенную скорость и многое другое.

Если вы хотите облегчить прохождение The Witcher (Ведьмак), то можете воспользоваться нашим файловым архивом. Здесь собраны только проверенные и работоспособные файлы для игр, которые можно скачать бесплатно.

При скачивании файлов нужно обратить внимание на версию игры, для которой он предназначен. Трейнеры для игр, например, не всегда совместимы со всеми версиями игры, так как разработчики, выпуская обновления, могут менять архитектуру игры и принципы работы тех или иных ее механик. Обычно версия, с которой совместим файл, указывается прямо в его названии.

Сезон гроз

Глава вторая

Керак – город в северном королевстве Цидарис, в устье реки Адалаттэ. Некогда столица отдельного королевства К., кое в результате дурного правления и пресечения властвующей ветви захирело, утратило значение и было поделено и поглощено соседями. Имеет порт, несколько фабрик, морской маяк и около 2000 жителей.

Эффенберг и Тальбот. Encyclopaedia Maxima Mundi, том VIII

Залив щетинился мачтами и полнился парусами, белыми и разноцветными. Крупные корабли стояли на прикрытом мысом и волноломом рейде. В самом порту, у деревянных молов, чалились судна поменьше и совсем махонькие. На пляжах почти все свободные места занимали лодки. Или остатки лодок.

На носу мыса, исхлестанный белыми волнами прибоя, вздымался морской маяк белого и красного кирпича, обновленный реликт эльфийских времен.

Ведьмак тронул шпорой бок кобылки. Плотва вскинула голову, раздула ноздри, словно и сама радовалась запаху моря, несомому ветром. Понукаемая, двинулась через дюны. К близкому уже городу.

Город Керак, главный мегаполис одноименного королевства, раскинулся вдоль обоих берегов устья реки Адалаттэ и разбит был на три отдельные, явственно отличные друг от друга зоны.

На левом берегу Адалаттэ находились порт, доки и промышленно-торговый район, охватывавший верфь с мастерскими, а также предприятия по переработке, склады и ангары, торжища и базары.

Противоположный берег реки, территорию, называемую Пальмирой, заполоняли лачуги да хибары бедноты и работного люда, дома и лавки мелких торговцев, бойни, мясные прилавки и многочисленные, оживающие преимущественно в сумерках, кабаки да таверны. Ибо Пальмира была и районом развлечений, запретных удовольствий. Также, насколько знал Геральт, здесь запросто можно было лишиться кошелька или получить нож под ребро.

Подальше от моря, на левом берегу, за высоким частоколом из толстенных бревен располагался, собственно, сам Керак: кварталы узких улочек меж домами богатых купцов и финансистов, факториями, банками, ломбардами, мастерскими швецов и сапожников, магазинами и магазинчиками. Наличествовали здесь также постоялые дворы и места развлечений высшего разряда, предлагая, впрочем, ровно те же услады, что и портовая Пальмира, но за куда большие деньги. Центр квартала состоял из четырехугольного рынка, здания городской ратуши, театра, суда, таможенной конторы и домов городской элиты. У входа в ратушу на постаменте высился жутко обгаженный чайками памятник основателю города, королю Осмику. Была это явная липа, приморский город возник задолго до того, как Осмик прибыл сюда бес его знает откуда.

Повыше, на взгорье, стоял замок и королевский дворец, в формах и абрисах довольно нетипичных, поскольку ранее был он древним храмом, перестроенным и расстроенным после того, как оставили его жрецы, разочарованные полным отсутствием интереса со стороны народа. От храма сохранилась даже кампанилла, сиречь колокольня с большим колоколом, в который нынче властвующий в Кераке король Белогун приказывал бить ежедневно в полдень и – к неизбывной злобе подданных – в полночь.

Колокол заголосил, когда ведьмак въехал меж крайними хибарами Пальмиры.

Пальмира воняла рыбой, стиркой и кружалом, толкотня на улочках была ужасная, проезд стоил ведьмаку изрядного времени и терпения. Он вздохнул с облегчением, когда наконец-то добрался до моста и переехал на левый берег Адалаттэ. Вода смердела, разнося комья грязной пены, результат работы стоявшего выше по реке кожевенного заводика. Отсюда недалёко было до дороги, ведущей к окруженному частоколом бургу.

Он отвел лошадь в конюшни под бургом, заплатив за пару дней наперед и оставляя конюху бакшиш, чтобы гарантировать Плотве должный присмотр. Направился к караульне. В Керак можно было попасть лишь через караульню, после прохождения контроля и сопутствующих оному малоприятных процедур. Ведьмака эта необходимость несколько раздражала, но он понимал ее цель – обитателей бурга за частоколом не слишком радовала мысль о визитах гостей из портовой Пальмиры, особенно сошедших на сушу моряков из чужедальних стран.

Он вошел в караульню – деревянный сруб, в котором находилась, как он знал, кордегардия. Полагал, будто знает, что его ждет. Ошибался.

В жизни своей доводилось ему посещать различные кордегардии. Малые, средние и большие, в закоулках мира близких и весьма отдаленных, в регионах, отягченных цивилизацией в большей и меньшей степени, а то и вовсе не отягченных. Все кордегардии мира смердели затхлостью, путом, кожей и мочой, как, впрочем, и железом со смазкой для консервации оружия. То же было и в кордегардии Керака. Вернее, было бы, когда б классические кордегардные запахи не забивала тяжелая, душная, под потолок встающая вонь пердежа. В меню гарнизона здешней кордегардии, несомненно, преобладали крупносеменные стручковые, навроде гороха, бобов и цветной фасоли.

Гарнизон же был исключительно дамским. Состоял он из шести женщин. Сидевших за столом и увлеченных полуденной трапезой. Все дамы жадно хлебали из глиняных мисок нечто, что плавало в реденьком перцовом соусе.

Самая высокая из стражниц, видать, комендант, отодвинула от себя миску, встала. Геральт, который всегда полагал, что некрасивых женщин не бывает, внезапно почувствовал настоятельную необходимость пересмотреть свои убеждения.

– Оружие на лавку!

Как и все присутствующие, стражница была острижена наголо. Волосы успели чуток отрасти, покрыв лысую голову неопрятной щетиной. Из-под расстегнутого камзола и расхлюстанной рубахи виднелись мышцы пресса, при виде которых сам собою вспоминался большой перетянутый рулет. Бицепсы стражницы, дабы остаться в рамках гастрономической образности, были размером со свиные окорока.

– Сказала же – оружие на лавку! – повторила она. – Оглох?

Одна из ее подчиненных, все еще склоненная над миской, чуток приподнялась и перднула, истово и протяжно. Ее подруги заржали. Геральт обмахнулся перчаткой. Стражница глядела на его мечи.

– Эй, девочки! Давайте-ка сюда!

Читать еще:  Кирпич шамотный для спирали

«Девочки» встали, без охоты, потягиваясь. Все, как приметил Геральт, одевались в стиле скорее свободном и легком, а главное, позволявшем прихвастнуть мускулатурой. На одной были короткие кожаные штаны с распоротыми по шву штанинами, чтобы втиснуть голени. А вверх от талии одёжкой ей служили в основном перекрещивавшиеся ремни.

– Ведьмак, – сказала она. – Два меча. Стальной и серебряный.

Вторая, как и все – высокая и широкая в плечах, приблизилась, бесцеремонным движением распахнула рубаху Геральта, ухватилась за серебряную цепочку, выудила медальон.

– И знак есть, – подтвердила. – На знаке волк, с зубами ощеренными. Выходит, и взаправду ведьмак. Пропускаем?

– Устав не запрещает. Мечи он сдал…

– Именно, – спокойно включился в беседу Геральт. – Сдал. И полагаю, они пребудут пока в охраняемом депозите? И я получу их назад по расписке? Каковую мне сейчас выдадут?

Стражницы, щеря зубы, окружили его. Одна толкнула, словно бы невзначай. Вторая громко перднула.

– Вот тебе расписка, – фыркнула она.

– Ведьмак! Наемный убийца чудовищ! А мечи отдал! Сразу! Покорный, как пацанчик!

– Хреняшку свою тоже бы сдал, если бы приказали.

– Так прикажем, а? Что, девки? Пусть вынет из штанов!

– Подивимся, какие там у ведьмаков хреняшки!

– Хватит, – рявкнула комендант. – Разыгрались, дырки. Гонсхорек, ну-ка сюда! Гонсхорек!

Из соседнего помещения появился лысоватый и немолодой милсдарь в бурой епанче и шерстяном берете. Едва войдя – раскашлялся, снял берет и принялся им обмахиваться. Без слова принял обернутые ремнями мечи, сделал Геральту знак, чтобы шагал следом. Ведьмак не заставил себя упрашивать. В наполнявшей кордегардию смеси газов, газы кишечные уже начинали преобладать.

Помещение, в которое они вошли, разделяла толстая железная решетка. Милсдарь в епанче заскрежетал в замке большим ключом. Повесил мечи на крючок подле прочих мечей, сабель, кордов и ножей. Раскрыл потрепанную амбарную книгу, карябал там медленно, неторопливо, непрестанно кашляя и с трудом переводя дыхание. Наконец он вручил Геральту расписку.

– Я так понимаю, мои мечи здесь – в безопасности? Под ключом и охраной?

Бурый милсдарь, тяжело дыша и похрипывая, затворил решетку и показал ему ключ. Геральта это не убедило. С любой решеткой можно совладать, а звуковые эффекты от флатуленции дам-стражей по-любому заглушат попытки взлома. Однако выхода не было. Надлежало завершить в Кераке то, ради чего он прибыл. И покинуть город как можно скорее.

Кабак или же – как гласила вывеска – австерия «Natura Rerum» располагалась в не слишком большом, но довольно изящном строении кедрового дерева, с остроугольной крышей и высоко торчащей трубой. Фасад дома украшало крыльцо, уставленное раскидистыми алоэ в деревянных кадках. Из помещения доносились кухонные запахи, главным образом печеного на решетках мяса. Запахи были столь соблазнительны, что ведьмаку «Natura Rerum» сразу же показалась Эдемом, садом наслаждений, островом счастья. Местом успокоения благословенных, млеком и медом истекающим.

Оказалось, однако, что Эдем оный – как и всякий Эдем – охраняем. Был у него свой цербер, страж с мечом огненным. Геральту выпала оказия увидать его в действии. Цербер, мужик невысокий, но кряжистый, на его глазах изгнал из садов наслаждений худого юнца. Юнец протестовал – покрикивал и жестикулировал, что, похоже, цербера нервировало.

– Тебе запрещено входить, Муус. И ты хорошо об этом знаешь. Так что – ступай себе. Я повторять не стану.

Юнец торопливо отшагнул от ступеней, чтобы избежать толчка. Был он, как заметил Геральт, преждевременно лысеющим, реденькие и длинненькие белесые волосы начинали расти в районе темени, что, в общем-то, производило впечатление куда как мерзкое.

– Драл я вас и ваш запрет! – распалялся юнец с безопасного расстояния. – Нет в вас милосердия! Да вы и не одни, к конкурентам пойду! Индюки надутые! Парвеню! Вывеска золоченая, а на сапогах – дерьмо все то же! И значите для меня ровно столько же, как дерьмо это! А говно – говном и останется!

Геральт слегка обеспокоился. Лысеющий юноша, хоть и мерзкий экстерьером, выглядел вполне себе по-господски, может, и не по-богатому, но в любом случае куда изысканней его самого. А потому, если именно изысканность являлась решающим критерием…

– А ты куда, спрошу-ка, – холодный голос цербера прервал течение его мыслей. И подтвердил опасения.

– Это эксклюзивное заведение, – продолжил цербер, загораживая собой лестницу. – Понимаешь значение слова? Это типа исключительное. Для немногих.

– Отчего не для меня?

– Не платье красит человека, – стоявший двумя ступеньками выше цербер мог смотреть на ведьмака сверху вниз. – И ты, чужеземец, ходячая иллюстрация этой народной мудрости. Твое платье ничуть тебя не красит. Может, и украшают тебя иные – скрытые – вещи, вникать не стану. Повторю: это эксклюзивное заведение. Мы не рады здесь людям, одетым как бандиты. Равно как и людям вооруженным.

– Но выглядишь совсем даже наоборот. Оттого – будь добр, направь стопы куда-нибудь в другое место.

В дверях заведения появился смуглый мужчина в бархатном кафтане. Брови – кустистые, взгляд – пронзительный, а нос – орлиный. И крупный.

– Похоже, – поучал цербера орлиный нос, – ты не в курсе, с кем имеешь дело. Не знаешь, кто к нам заглянул.

Затянувшееся молчание цербера свидетельствовало, что тот и вправду не знает.

– Геральт из Ривии. Ведьмак. Известный тем, что защищает людей и спасает их жизни. Как неделю тому здесь, в наших краях, в Ансегисе: спас мать с ребенком. А несколькими месяцами ранее, в Цизмаре, и о том много говорили, убил он левкроту-людоедку , сам при этом получив ранения. Посмел бы я кому-то, кто занят таким вот честным ремеслом, запретить вход в мое заведение? Вовсе нет: я рад такому гостю. И почту за честь, что он решил меня посетить. Господин Геральт, австерия «Natura Rerum» приветствует вас в своих стенах. Я Феб Равенга, владелец этой скромной ресторации.

Стол, за который усадил его мэтр, был накрыт скатертью. Все столы в «Natura Rerum» – в большинстве своем занятые – накрыты были скатертями. Геральт не помнил, когда он в последний раз видывал скатерти в кабаке.

Хоть и заинтригованный, он не глазел по сторонам, не желая сойти за провинциала и простеца. Мимолетный взгляд, однако, выявил обстановку скромную, хоть утонченную и изысканную. Изысканной – пусть не всегда утонченной – была и клиентура: по его прикидкам, в основном купцы и ремесленники. Встречались капитаны кораблей, загорелые и бородатые. Хватало и пестро одетых господ дворян. Пахло здесь тоже славно и изысканно: жареным мясом, чесноком, тмином и большими деньгами.

Он почувствовал на себе взгляд. Когда за ним наблюдали, его ведьмачьи инстинкты сигнализировали об этом тотчас. Он зыркнул, уголком глаза.

Наблюдавшей – и тоже весьма скрытно, незаметно для обычного смертного – была молодая женщина с по-лисьи рыжими волосами. Изображала она предельную увлеченность блюдом – чем-то аппетитным на вид и даже издали искушающе пахнувшим. Внешний вид, как и язык тела не оставляли места для сомнения. Только не для ведьмака. Он готов был биться об заклад, что это – чародейка.

Мэтр, прокашлявшись, оторвал его от раздумий и накатившей вдруг ностальгии.

– Сегодня, – сообщил торжественно и не без гордости мэтр, – мы предлагаем телячье гузно, тушеное в овощах с грибами и фасолью. Ягнячий кострец, печеный с баклажанами. Свиной бок в пиве, подаваемый с глазурованными сливами. Лопатку кабана печеную, подаваемую с яблоками в желе. Утиную грудку жареную, подаваемую с красной капустой и клюквой. Кальмаров, фаршированных цикорием, с белым соусом и виноградом. Лягушек на решетке в сметанном соусе, подаваемых с тушеными грушами. А еще наше фирменное: гусиные ножки в белом вине, с наборов фруктов, запеченных в фольге, и тюрбо с рачьими шейками в карамелизированных чернилах каракатицы.

– Если предпочитаешь рыбу, – у стола невесть когда появился Феб Равенга, – то я крайне рекомендую тюрбо. Из утреннего лова, само собой. Гордость шефа нашей кухни.

– Тогда тюрбо в чернилах, – ведьмак одолел в себе иррациональное желание заказать сразу несколько блюд, понимая, что это было бы дурновкусием. – Спасибо за совет. Я уж начал испытывать муки выбора.

– Какое вино желает милсдарь предпочесть? – спросил мэтр.

– Прошу вас выбрать что-нибудь подходящее. Я слабо разбираюсь в винах.

– Мало кто это признаёт, – усмехнулся Феб Равенга. – И куда как немногие в этом признаются. Не беспокойтесь, подберем сорт и год, господин ведьмак. Не стану мешать, доброго вам аппетита.

Пожеланию не дано было сбыться. Геральту не пришлось также узнать, какое вино ему подберут. И вкус тюрбо в чернилах каракатицы также остался для него загадкой.

Рыжеволосая женщина внезапно отбросила свои уловки, нашла его взглядом. Улыбнулась. Он не мог избавиться от впечатления, что – злорадно. Почувствовал дрожь.

– Ведьмак, называемый Геральтом из Ривии?

Вопрос задал один из трех одетых в черное субъектов, которые тихонько подошли к столу.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector